Баган

Впервые о багане научное сообщество узнало из публикации под названием «Белорусские народные предания» за авторством П. Древлянского (Павла Михайловича Шпилевского). Вот что он писал:

Баган, какой-то добрый дух, — кажется, то же, что Волос, покровитель домашнего скота. По рассказам белорусцев, Баган, смотря по своему расположению или неприязни какому-либо семьянину, или умножает (родзиць, рождает), или похищает у него домашний скот: это они подтверждают фактами. Слова «умножает», «похищает» должно понимать так: Баган делает скот или плодным, или бесплодным; рождает детенышей скота или живыми, или мертвыми; оставляет родительницу после родов или здоровой, или больной и даже мертвой. Так толкуют сами Белорусцы.

Замечательно также, что Белорусцы отделяют в хлевах скотских особенное место с особенными маленькими яслями с сеном. Они делают это в следствие поверья, будто бы Баган поселяется, так сказать, в хлевах скотов (разумеется, любимого им семьянина) и охраняет скот от разных болезней и припадков. Конечно, сено в яслях, приготовленное для Багана, цело: Белорусцы им кормят родительницу первую неделю после родов, считая это сено как бы лекарством.

Впрочем, Баган не по всей Белоруссии известен под этим именем, под которым преимущественно знают его в Минской Губернии, в Пинском, Мозырском и Слуцком Уездах, и частью — в Губернии Черниговской. Судя по рассказам Белорусцев, он весьма сходен или по крайней мере соответствует тому самому, о котором Г.Касторский упоминает в своем "Начертании Славянской Мифологии". Поговорки: Баган задушив явцу — Баган удушил овцу, то есть овца околела от родов. Баган нарадзив целя — Баган дал теленка; эту поговорку Белорусцы употребляют при рождении детеныша у скотины.

П.Древлянский, «Белорусские народные предания» (310: с.257)

Древлянского много критиковали и за методику сбора информации, и за достаточно вольную трактовку сведений…

Тем не менее, если говорить относительно именно Багана, которого Древлянский вводит в научный оборот наряду с гарцуками, Жыжем, Зюзей и прочих образов, то здесь фантазий меньше, нежели реальной фактуры. Иными словами, по всей вероятности образ Багана в свое время действительно был распространен в белорусской мифологии. Так, в частности, Носович в своем Словаре приводит слово Буган со значением, очень близким тому, что встречается у Древлянского: "дух, покровитель домашнего скота, помогающий при родах животным" (297: с.338). Кроме того, скажем, в смоленских говорах, которые еще в начале ХХ века относились к ареалу белорусского языка, слово «баган» обозначало «некоего доброго и злого духа, заступника скота» (*).

А в архивах Национальной Академии наук Беларуси имеются опросные листы 1924 года по Бобруйскому уезду, где описывается и внешний вид багана:

Есть у Далидовича икона. Бог виде рогатой домашней скотины, как защитник домашних животных.
[Опросный лист № 405. Село Ясень, Осиповский район (137: с.30)]

Древлянский П. "Белорусские народные предания" // Рукописи, которых не было. Подделки в области славянского фольклора — М.: Ладомир, 2002

Левкиевская Е.Е. Механизмы создания мифологических фантомов в "Белорусских народных преданиях" П.Древлянского // Рукописи, которых не было. Подделки в области славянского фольклора— М.: Ладомир, 2002

Афанасьев А.Н. "Поэтические воззрения славян на природу" — М.: Современный писатель, 1995


Древлянский П. Белорусские народные предания